Статьи

Экскурс в историю

By

Традиция изображения секса зародилась, вне всяких сомнений, вместе с самим сексом, то есть попросту существовала всегда, сколько себя помнит человечество. Даже среди древнейших наскальных рисунков наряду со сценками охоты встречаются изображения полового акта. Отнести их к какому либо жанру или виду искусства из-за их примитивности и плохой сохранности чрезвычайно трудно, то ли это эротические художественные изображения, то ли первобытная порнография. Впрочем, с тех далеких времен человечество недалеко ушло в попытках классификации такого рода искусства. До сих пор никто не может дать внятного ответа на вопрос, что такое эротика, а что порнография, что изображать можно и прилично, а что вроде как «грязно» и нехорошо. Множество сексологов, психологов, искусствоведов и юристов до сих пор не смогли дать четкого и однозначного определения ни отличия эротики от порнографии, ни самих этих понятий. В самых общих чертах, так сказать интуитивно, под порнографией понимается нарочитое натуралистическое изображение или описание полового акта или половых органов. Однако и сами эти определения, и тем более отношение к порнографии, в каждой стране в разное время воспринимается очень по-разному.

Само слово «порнография» переводится с греческого как «изображение непристойностей» или «изображение шлюх». Собственно, древние греки и употребляли его именно в этом буквальном смысле — а именно расписывали порнографическими сценками стены публичных домов, лупанариев. Причем героинями этих фресок служили обычно сами работницы заведения.

Надо сказать, что наши предки вообще относились к сексу гораздо более естественно и спокойно, чем это происходит в наше время. Похоже, чем больше мы пытаемся определить грани между приличным и неприличным, пристойным и непристойным, эротическим и порнографическим, тем более запутываем дело и создаем сексу ореол запретности и тайны, что только способствует процветанию всяческих извращений и сексуального насилия. Как часто бывает, благие намерения борьбы за человеческую нравственность привели к совершенно противоположным результатам, и чем более ханжеская мораль насаждалась в обществе, чем более нездоровым становилось и отношение к сексу.